Силиконовые горы Царева Маша 2008

Царев Курган Волго-Ахтубинская поймаНазвание книги: Силиконовые горы Царева Маша 2008
Страниц: 297
Год: 2017
Жанр: Историческая

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

532 кб Добавлено: 13-янв-2018 в 08:01
epub

354 кб Добавлено: 13-янв-2018 в 08:01
pdf

2,3 Мб Добавлено: 13-янв-2018 в 08:01
rtf

351 кб Добавлено: 13-янв-2018 в 08:01
txt

540 кб Добавлено: 13-янв-2018 в 08:01
Скачать книгу



О книге «Силиконовые горы Царева Маша 2008»

Клуб «La-La» принадлежал двадцатилетнему Давиду Даеву, известному тусовщику, баловню судьбы, сыну одного из самых богатых банкиров России, полноправному хозяину неоново-никотиновых московских ночей. У девушки по имени Ольга был до того решительный вид, что толпа расступилась перед нею, как перед оскароносной кинозвездой. На самом деле в университетских стенах его видели редко – слишком много времени отнимал клуб. За двадцатилетнюю жизнь у него не было ни одной постоянной подружки. Ее блинчики были тонкими, как сложносочиненное кружево, а безе – воздушными и таяли во рту. – Это так, – нервно порывшись в сумочке, она выхватила свидетельство о рождении. – Мне всегда больше дают, – вымученно улыбнулась она. – Вы уж простите, что так получилось, я не хотела никого обманывать, не думала, что так будет, мы же собирались где-нибудь поужинать, – быстро-быстро заговорила она. Настя Прялкина находилась как раз в том возрасте, когда истово жаждут любви, когда влюбиться можно из-за случайно пойманного взгляда, неосторожного прикосновения, из-за того, что стекла очков трогательно увеличивают его глаза, а бородка клинышком придает его лицу модный оттенок мачизма. Но все равно в тот день, когда ей позвонил следователь, когда она обо всем узнала, что-то изменилось в ней на физиологическом уровне. И сначала она запаниковала, бросилась к лучшим врачам, а потом подумала – а надо ли? Зачем видеть, как она, Ольга, словно зараженный космическим вирусом киногерой, медленно превращается в другого, чужого человека? Дела эти сводились в основном к обсуждению размеров пениса очередного любовника или степени бездарности очередной маникюрши. Приземлившись напротив Давида Даева, первым делом закурила, распространяя по тесному пространству чилл-аута «La-La» вонючие пары дешевой шоколадной

Там находился один из самых модных ночных клубов города – считалось, что о его существовании знают лишь избранные, поскольку ни вывески, ни других опознавательных знаков на доме не было. Каждый уважающий себя второкурсник мясомолочного института отдал бы три здоровых зуба за возможность просочиться хотя бы в предбанник и поглазеть на завсегдатаев – эстрадных звезд и томных манекенщиц, разодетых светских дамочек и серых кардиналов большого бизнеса, золотую молодежь, виджеев MTV, красивых актрисулек, лучших московских стриптизерш – в общем, всех тех, чья повседневность имела статус dolce vita. – Нет уж, Нюра, – сжала губы ее более решительная подруга, – мы должны пройти это испытание до конца. Формально Давид Даев учился на экономическом факультете МГУ. Точно ведьма, она порхала над сковородками и кастрюлями, добавляла на глазок то меду, то лимонного сока, плавила сахар, ловкими выверенными движениями взбивала яичные желтки. – Но в объявлении было ясно сказано, что мы набираем девушек от восемнадцати лет. Мне нужно на репетитора, я на филфак поступать хочу, – крупная слеза покатилась по ее щеке. И, не глядя на Леру, сквозь зубы, бросил: – Выметайся. Зачем они взяли с собою эту безумную бабу, пошлую, вульгарную, продажную, которая выглядит так, что хочется ее немедленно продезинфицировать? Блинчики разочаровали – сама она приготовила бы в миллион раз вкуснее. Ее ждала Москва – незнакомый, пахнущий бензином и адреналином город! Но она просто не смогла удержаться – кружево было таким нежным, так ласкало пальцы, словно принадлежало другому миру, миру, в который таким, как Настя Прялкина, путь заказан. Она и не оплакивала давно, разлюбила, забыла, стерла, собрала его вещи в три больших тюка и отослала родственникам в Харьков. Зачем видеть вереницу сочувственных лиц,

Если мне нарастить волосы и сиськи, если сходить в солярий хотя бы десять раз и купить дорогое платье, я буду ничуть не хуже. Она же похожа на Роуэна Аткинсона в роли Мистера Бина, все лицо в кучку… Совсем недалеко, в пятидесяти шагах, возле неприметной железной двери одного из старых московских особняков гудела-волновалась разношерстная толпа. Когда Давиду было восемнадцать, отец открыл для него «La-La» – пора было покупать любимому сыну статус. Клуб стал знаменитым, и это была его единоличная заслуга. В наследство ей достался спокойный тихий нрав, она была склонна скорее смириться, чем бушевать и бунтовать. Процесс приготовления пирожных в ее исполнении выглядел как алхимическое таинство. Давид посмотрел на ее крупные желтоватые зубы, на тоненькие морщинки на ее запудренной шее, на желтое никотиновое пятнышко на ее пальце, и внезапно его затошнило. – возмутился Артем, воображение которого было уже распалено податливой женской близостью. Настя решила не жадничать, заказала кофе, апельсиновый сок, блинчики с черникой. В одном из магазинов на Тверской она купила красивое нижнее белье. У Насти не было ни одежды, которая была бы достойна скрывать под собою это кружевное великолепие, ни любовника, который смог бы оценить, как красиво оно сидит на ее крепко сбитом теле. Как можно оплакивать того, кого не помнишь, кто чужим взглядом смотрит с фотографии на письменном столе? Зачем малышке видеть, как ее мать засыпает в обнимку с фотографией покойного, а утром снимок приходится выбрасывать, потому что он размок от слез? Все три девицы были избалованы, все три происходили из состоятельных семей и к обслуживающему персоналу привыкли относиться как к мебели. – Трудный был год, то разбегались, то сходились снова… Восемнадцатилетней Диане Мамедовой очень-очень хотелось


Другая была одета поскромнее – джинсы, простая футболка, бусы из крупного фальшивого жемчуга, которые и сами по себе выглядели пошловато, а на ней смотрелись и вовсе инородным элементом, не тянущим даже на китч. Уже тогда у него была платиновая Visa с почти неограниченным лимитом – приставленные к нему охранники должны были только следить, чтобы он не купил оружие или наркотики (впрочем, уже в тринадцать лет он научился их обманывать). Унылая схема ее бытия – «дом – работа – дом» – не хотела уживаться с темпераментом двадцатилетней здоровой девушки, заточенной в невидимую тюрьму обстоятельств. У нее был природный кулинарный талант, ей не надо было соблюдать строгие схемы, обращаться к справочникам, выверять ингредиенты. Одна чашечка кофе стоит сто рублей, можно подумать, что они золотом кофейные зернышки опыляют! Ее молодость, возможное счастье, сон без таблеток и легкомысленность остались


На одной было немного нелепое ярко-оранжевое платье и туфли на таких каблуках, что при желании с них можно было бы прыгнуть с парашютом. Первой девочке, которая ему понравилась (ему тогда было восемь лет, а ей – и того шесть), Давид подарил диадему с брильянтами. Иногда Насте Прялкиной казалось, что жизнь ее катится под откос, как снежная лавина. – Не очень-то и хотелось, уроды, – пробормотала она перед тем, как пулей выскочить из машины. Листая меню, она чувствовала себя немного скованной – ох, ну и цены же в этой Москве! С гордо поднятым подбородком, словно королевскую корону, Ольга Константиновна несла свою социальную роль – вдова. Все Ольге сочувствовали, но никто особо не удивлялся. Сейчас не пятнадцатый век, чтобы заставлять жениться против воли. Однажды Настя поймала себя на мысли, что ей нравится за ними наблюдать. У нас будет отдельный столик, я с ним лично договорюсь.


Гармония контраста: одна из красоток была темнокожей, с копной цыгански черных кудрей – рядом с ней Наоми Кемпбелл и Бейонсе показались бы поломойками-замарашками. На обеих девицах были блестящие мини-платья и норковые шубки, несмотря на то что в городе хозяйничало пусть по-московски жиденькое, но все-таки лето. – Я даже не знала, что живые люди могут быть такими…. – резко сказала Оля, так и не оправившаяся от унижения. У этой новой Ольги фанатично горели глаза и хищно раздувались ноздри, и была она до того прекрасна в своем спонтанном порыве, что Нюра даже отшатнулась – на мгновенье ей показалось, что лучшая подруга превратилась в ведьму на ее глазах. – ее голос был громче и звонче других обращенных к нему голосов. Настя Прялкина с самого детства любила раннее утро. Она состояла в каких-то отдаленных родственных связях с владельцем кафе. Да и характер у Насти был не тот, чтобы кого-то

– Не переживайте, – вдруг подал голос security, – ничего вашей подружке не светит. Он не понимал, что одежда и обувь может быть иной, не той, к которой он привык. Ее поезд прибыл на Ярославский вокзал в девять тридцать утра. Ольга Константиновна из тех женщин, которые не смотрятся в молодости, зато с возрастом, вложив в свою наружность душу и средства, становятся почти красотками. – Надо сделать так, чтобы эта дочка Мамедовых сама тебя не захотела. Впервые ее увидев, Настя почему-то решила, что девушка серьезно и давно больна – был в ее образе некий трагизм безысходности. – Боже, что же мне с тобою, красивой такой, делать? – Все, на что хватит твоей фантазии, – многообещающе протянул этот смешной виниловый пупсик.


Перейти к следующей книге

Комментарии

Оставить отзыв